Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

ФотоСочинительство на досуге.

Занимаясь уже довольно продолжительное время фотографией, я иногда все-таки  не могу не задать себе кое какие угловые вопросы. Определиться, так сказать, а что же такое я снимаю? Да, приходится самому исследовать свое творчество. Это вопросы жанра и стиля.  Хотя свои фотографии  я обычно выставляю в разделе натюрморта, но вроде как, и не совсем они натюрморт. Во всяком случае, не точно соответствуют  классическим правилам этого жанра: "...изображение вещей, размещенных автором снимка в единой среде и организованных в группу."  Формально, может все и так, но есть  и сомнения. Каждый день просматривая натюрморты на разных интернет ресурсах, я вижу множество работ разного уровня, которые точно на сто процентов можно назвать натюрмортом. Потому как в них принцип организации предметов именно классический: перекличка форм, линий, текстур и субстанций, пятен света и тени. Все это,  конечно, разные авторы воплощают по-своему, с различным умением, но имея конечной целью одно - вызвать у зрителя чувство эстетического удовольствия от гармонии изображения. И вот смотрю я, как зритель, и к своему стыду не получаю особого эстетического наслаждения. И дело точно не в уровне гармонии, который достиг автор  конкретной фотографиии. А дело во мне. Не то, чтобы я вовсе не испытывал удовольствия от прекрасного, но синдром Стендаля однозначно не присутствует в длинном списке  особенностей моей психики. Мало мне  этого эстетического удовольствия, мне хочется узнать, что же все-таки хотел сказать автор. Неужели только: смотрите, как красиво! Всего лишь? Если мне этого мало, то возможно присутствует во мне какая-то ущербность (думаю, да - да, есть она во мне). Неумение просто воспринимать красоту, без всяких там дополнительных нагрузок - это же плохо? Ах был бы личный психолог, он бы мне глаза бы раскрыл и помог бы докопаться до корней. Нужно только копнуть поглубже. Оно, конечно, все из детства. Детство все дальше, но если поднапрячься - вспомнить, возможно, не хватило мне воспитания. Музеев не хватило, галерей и театров, детского художественного развития. Да, там непременно что-то надо было подправить. Но, помню, мне нравились книги, разные истории и романы.Мне нравились герои, и что б за душу брало. Вот, наверное, эта моя детская любовь к историям и сформировала мой стиль в фототворчестве через многие годы.  Мне хочется создавать истории. Пусть в жанре натюрморта, со всеми ограничениями и противоречиями (все ж композиционную гармонию в мусорное ведро просто так не выкинешь). Мне хочется, чтобы в снимке были персонажи - герои (живые и мертвые), были мизансцены, статисты и первые скрипки. Что-то такое литературное. Это мне интересно гораздо более эстетического удовольствия. Тут человек чувствуется, его темные и светлые стороны, драматизм жизни (о как загнул)! Нельзя сказать, что я первооткрыватель такого стиля. Безусловно нет. Еще помню, Стигнеев в своей Поэтике Фотографии пытался классифицировать разные направления натюрморта. Но как-то вот более на протяжении уже многих лет не попадаются мне исследования этой  жизненно важной для меня темы  А авторы, рассказывающие истории в разных жанрах фотографии (не только в натюрморте) - они, конечно, были и есть. Кто-то сходит со сцены, появляются новые.  И истории новые,  и уровень мастерства разный.  Мне кажется (очень может быть, ошибаюсь) что за последние годы интересных историй все меньше становится на все расширяющихся просторах инет вселенной.  Но, как говорится, количество не главное.  И все же. А может быть, я разучился видеть и узнавать. А может, Время сейчас такое.  Да ладно. Короче, на досуге я занимаюсь фотосочинительством.


Штормовое Предупреждение.



ТихоОкеанский Блюз.



Романтическая Рыбная История.

По дороге в страну классического ЧБ, к горизонтам усталого рассудка.

Уж, наверное, с десяток лет прошел, как освоил я технику выборочного тонирования и раскраски и достиг уровня, выше которого уже нет смысла стремиться. Несколько не скромно, но я  говорю именно о технической стороне фотографии. Ну, формат негатива 4х5" позволяет решать любые задачи предметной съемки. Опять же кардан Sinar P - никакая другая камера таких широких возможностей не даст. Увеличение более, чем 30х40 см. (12х16") смысла особого не имеет, потому как теряется интимность общения с фотографией. Большие фотографии смотрят на нас, а не мы на них. Да и кого сейчас удивишь размером. Нет, именно камерный альбомный  вариант 30х40 (который можно взять в руки) самый, что ни на есть оптимальный. И если можно точно утверждать, что всех возможностей камеры я еще не постиг (и наверняка никогда не освою в полной мере), то уж обработка отпечатка (тонировка и раскраска) - здесь уже предел. И предел, и определенные ограничения данной техники, которые ты уже не преодолеешь. Нет смысла что-то тут еще выдумывать и исхитряться. Все. После раскраски вполне логично обратиться к классическому ЧБ. Да и возраст у меня уже классический.  И вот уж несколько лет пытаюсь я вернуться к истинной вере. И скажу вам, что это очень не просто. Для такого заблудшего сына, который имеет вредные привычки раскрасить что-нибудь кисточками и красками. Соблазны подстерегают чуть ли не в каждом отпечатке. Но и не только. А есть и вполне объективные сложности возвращения на путь истинный. Например, сложности построения ЧБ композиции: тут же не цвет управляет вашим вниманием.  И свет и свето-теневой рисунок очень-очень  важны, и их законы весьма не просты. И ритмы, и линии, и пятна. В общем, сложно все это. Хотя формально по объему информации ЧБ то проще Цвета.Но это такая не простая простота.  И главное: путь постижения этой простоты должен обязательно идти через сложное. Ко всему простому в жизни нужно пройти через сложное. В этом весь смысл пути.  И тут я уже имею ввиду не только технику, но и идею. Идею даже больше. Говорят: все гениальное просто. Но я добавляю: не все простое гениально. Ты сначала помучайся, пошагай по разным путям-дорогам. А потом уж и открывай свою простоту. и обрети радость этого главного открытия в жизни.  Многие говорят, что нарисовать черный квадрат - раз плюнуть. Я бы не стал. Тут ведь все дело в искренности, пусть даже искренности заблуждений. Когда великие заблуждаются, то  даже ихних заблуждений цена высока. А цена моего черного квадрата (если б я за него взялся) - ноль.
Начал я о технике, а закончил идеей.  Как говорится, скакнул с одного на другое. Но связь тут можно углядеть.  Всю жизнь я остаюсь верен классической аналоговой фотографии (если не считать грешков раскраски). Снимаю, печатаю.Уже и не думаю, для чего. И следую потихоньку в сторону усталого рассудка. Эту фразу сказала одна журналистка еще на первой моей выставке.  Но как в воду глядела. Мне эта фраза нравится. Потому как другого пути и в жизни обычной, и в творческой нет. Это путь обретений и потерь. Но потерь больше. И усталость неизбежна. Кого сейчас удивишь технически качественным изображением. Никого. Мир пересыщен визуальным опытом. Люди утомлены самыми невероятными рекламными клипами, цифровыми эффектами, смешением компьютерной и обыденной реальности. На миллионах экранах мониторов эти реальности уже не различимы. Я шучу: нет ничего в этом мире, чего нельзя было бы улучшить с помощью фотошопа. И да простит меня церковь, но, видимо и сам Господь  не брезговал Фш. Иначе как бы он все это... Мне уже кажется. что  просто не возможно удивить зрителя, и еще сложнее хоть чуть затронуть его душу. Какой идеей? Не знаю. Но я все время стараюсь быть искренним, обращаюсь к тому, что где-то там есть во мне с детства (что-то где-то) Вот это что-то и получается на фотографиях.  А зачем, я не знаю. Линия абсурда давно пройдена.



Ставридкин Блюз



Морская Почта



Матрос



Джокер всегда смеется

Суета Жуков.

Прошлой осенью запала мне в голову одна мысль: вот я как-бы пытаюсь в своем творчестве какие-то направления, существовавшие до меня, перенаправить в новое русло, дать некоторое новое звучание. Не совсем, конечно, серьезное - Энтомологическое. И суета, вот эта суета, которая еще с библейских времен, - ведь она свойственна не только человеку. За две с лишним тысячи лет придумано много поговорок, где есть параллели между родом человеческим и тварями мелкими. Где Люди суетятся как насекомые, а может, наоборот, насекомые берут пример с людей в этой всемирной тотальной суете. И вот жанр Vanitas -  это ж чуть ли не первые натюрморты. И они все о том же: о быстротечности жизни, тщетности удовольствий и неизбежности смерти. О всевозможных соблазнах, которые составляют большую часть жизни бренных созданий. Как тут не вспомнить Брейгеля с его полотнами? Где все страсти, пороки и соблазны людей, и триумф Смерти (хотя, конечно, это не Vanitas натюрморт).
Короче, решил я замутить нечто такое. В результате родился натюрморт "Суета Жуков". Где Жуки суетятся, пердаваясь соблазнам, свойственным скорее людям: это Война и убиение себе подобных, это Секс, это Вино и небрежное отношение ко Времени, это стяжательство и набивание Мошны.  Я думаю сейчас, что если серьезно поразмыслить, то список пороков можно было бы и продолжить. Ну, на первый раз  достаточно. Хоть и не получилось такого эпического размаха, как у Брейгеля.  Ну, так где Он, и где я.
Кстати да, насекомые - люди - это ж не я придумал, вспомнить басни  с римских времен и Жизнь Насекомых Пелевина из нашего времени. Короче, ничего нового я не изобрел, но Игра продолжается. С печатью негатива были проблемы. Почему-то я все пытался в ЧБ сделать окончательный вариант. Подбирал бумагу, контрастность, плотность. И не было полного удовлетворения. Хоть и перевел бумаги кучу. По прошествии пары месяцев взялся  сделать оставшиеся отпечатки -полуфабрикаты (т.е. просто отпечатанные, без доп обработки и не расправленные) в технике выборочного тонирования и раскраски. И понял, что так лучше (ну как вот тут расстаться с этой пагубной привычкой раскрашивать картинки). Да, мне больше понравилось. И эту работу удалось пристроить к ранеее отобранным ихним арт директором на АРТ 2020. Хоть и не по феншую, и позитива ноль.



Суета Жуков
Объектив Sironar 240 mm, пленка Ilford HP5+ 4x5", бумага Унибром 28,8х36,7 см., выборочное хим. тонирование и раскраска.

Возвращение Блудного Сына.

Больше года не писал в свой ЖЖ. Можно сказать, отсутствовал по неуважительной причине. Или уважительной? Сам не знаю. Вообще, я пишу в журнал только о своем  фототворчестве, а не просто так "за жизнь". И если не снимаешь, то вроде как писать-то и не зачем и не о чем. А фототворчества в прошлом году было "кот наплакал". Весной я затормозился со всоей основной на тот момент темой. Условно ее можно обозвать "Рыцарский натюрморт" (хотя Рыцари довольно странные). Как-то вот почуствовал, что ничего особо нового и оригинального не могу насочинять на эту тему. Нет, ну можно конечно, помянуть про санкции и свободный курс рубля, который во благо нашей экономике, но не моему увлечению (т.к. для съемок разные штуки  приходится покупать из-за границы). Изготовление рыцарских доспехов (тесно связанный с фотографией, новый для меня творческий процесс) - он все время  усложняется, планка неумолимо ползет вверх, и затраты времени и труда на изготовление одного рыцарского комплекта также возрастают. Каждый новый Рыцарь - это несколько месяцев работы. Правда, время на это новое  увлечение я нахожу на своей основной работе в университете. Иногда могу выделять по два-три часа в день (ну, такая вот у меня работа).  Это я к тому все, что есть и объективные причины малого количества новых снимков: проблемы с реквизитом и основными героями. А желание - оно было и есть (хотя колебания неизбежны).




Мой Готика-Рабочий Стол.
Объектив Caltar 215mm, пленка Ilford Delta 9x12 см., бумага Унибром 29х38 см., выборочное хим. тонирование и раскраска красками.


Collapse )

Две Жизни Ричи.

В последней записи я обмолвился о том, что пора бы уже Жукам-Рыцарям, членам ордена "Священного Дуба" иметь имена (как положено). Я знаю, что положено также и гербы, и девизы, и титулы, регалии и прочее. Надеюсь, это все когда-нибудь будет. Но вот необходимость  имен уже назрела.  И да, этот новый член нашего братства  имеет имя. В дружеской беседе он просил называть его просто  его Ричи. Уменьшительное от Ричарда.  Пусть извинит меня и не держит зла, если мой вопрос покажется еиу дерзким: А кем он был  в той другой жизни? Скажем, конкретно, в  далеком веке  12-м.?  Задумавшись надолго (да, жуки могут задумываться), помрачнев (если это можно отнести к выражению лица благородного жука, да еще закрытого забралом), он  наконец-то  ответил: Ричард I. Так я и думал! Было что-то в его облике схожее с тем великим Королем. Но, Боже, как изменилась Реальность, в которой благодаря чуду реинкарнации оказался наш Герой! Что стало с Европой! "За что боролись!" как говориться.  Вы посмотрите, Европа по уши в собственном дерьме ее безграничных личных свобод, ее демократии дурно пахнут, и соответственно размягчеюще влияют на мозги добропорядочных европейцев. Тут мне могут возразить многие и многие европейски мыслящие россияне - настоящие либералы и демократы.  Но все это будет горох об стену. Я не демократ и не либерал тем более.  Да бог с ней с политикой. "Но люди!" "А Вера!"
И бедный  Ричи прослезился... прослезился бы, если б Жуки могли плакать. Я сочувственно, как мог тактично, старался его успокоить, налив рюмку старого пребродившего дубового сока (а может, и виски).
" Все будет нормально (или не будет ничего)! И возродившись после очередной реинкарнации, ты увидишь совершенно другой Мир! Самый Прекрасный!". Иначе зачем все это?




объектив Symmar 150 mm, Ilford FP4+ 9х12 cm., бумага Унибром 29х38 см., выборочное хим тонирование и раскраска красками
Съемка была достаточно простая, в один негатив. Правда, этому моменту предшествовала покупка старинного принта 19-го века из истории Англии (я давно за ним
охотился на бескрайних полях Ebay), да еще серебряного перстня с мальтийским крестом. И конечно же, изготовление доспехов: как всегда посеребреная латунь и просто латунь, и сетки из неизвестного мне металла, пайка, склеивание,  патинирование, короче много возни. А еще вначале я снял другой вариант сюжета.  Но мне он не понравился. Там сам Рыцарь несколько мелковат, а ведь в нем столько деталей.  И он как-то сливался с гравюрой под портретом Ричарда. Я решил переделать.  Тот первый вариант под врезкой.
Collapse )

Раз уж теперь члены Ордена будут иметь имена, думаю, когда нибудь (когда я достигну высшего уровня в изготовлении доспехов) непеременно появится Рыцарь с моим именем.  И чем-то похожий на меня - с грустинкой в глазах что ли ... Это шутка. Нет, ну вы видели Жука с грустным взглядом? Впрочем...   И еще: конечно, все это случится очень и очень не скоро, но мне хотелось бы, чтобы на моем надгробии был взлетающий в небо Жук- Рыцарь в полных боевых доспехах. И чтобы латы и крылья его сверкали в лучах солнца.  А проходящий мимо праздный посетитель кладбища, может быть даже немнго не трезвый, недоумевал и выразительно вертел  пальцем у виска. Но были и  те немногии посвященные в тайну. И они посадили около могилы Дуб. Через много лет, окрепнув и тоже состарившись, Дуб стал мироточить. Это когда из его ран выделяется сладковатый сок, в жаркое время слегка зобродивший и так привлекающий многих Жуков на пиршество (словно средневековая таверна).  И в один такой жаркий летний день (не знаю, не могу знать, когда) на его ветвях в компании других жуков появится Жук-Рыцарь с грустинкой в глазах. А на вопрос, как его имя, задумавшисть, как будто что-то припоминая из давнего - давнего прошлого, скажет: Сергей. Скажет, если б Жуки могли говорить.
Такой вот роман. Конечно, большинство назовет это бредом, чушью, и не в русле современного искусства.  Но я уверен, что творчество (побаиваюсь таки  слова искусство) - он не только для того, чтобы услаждать эстетическую железу добропорядочного (неизвращенного) гражданина. А оно должно , обязано менять Жизнь!  Иначе зачем все это?

Этим летом в Чегеме.

Этим летом в моей жизни опять случился Чегем. Ну, ... вполне предсказуемо. Потому как тот прошлогодний Чегем подразумевал,  ...нет не подразумевал, скорее оставлял надежду на продолжение. Я имею ввиду серию фотографий или, если хотите, проект. Мне самому более нравится "фотографическое высказывание" или просто тема. Тема, у которой, в общем-то, и названия конкретного нет. Так ...некоторые наброски, наметки. Настроения. Которые хотелось бы оживить, воплотить в визуальные образы. Наверное, не так-то легко снимать то, что не сформировалось и не обрело мысленных очертаний. Короче, сам не знаешь, чего. Но ведь так зачастую и есть в жизни: Нечто там внутри тебя существует. Ты его чувствуешь. Ты даже не знаешь конкретно что: смутное и не определенное. Оно может и умереть со временем, исчезнуть в пустоте, а может и остаться на негативах и листах фотобумаги. Настроения, связанные с Чегемом. ...Да, так и есть. Заранее я не продумывал будущие сюжеты, но общее направление - оно было уже сформировано прошлой осенью. Где-то за месяц до этой летней поездки я писал Маше, что немного сюрные и не совсем обычные явления (пускай и постановочные) мне бы очень хотелось заснять в этом месте. Это как в "Сто лет одиночества" один их Буэндиа хотел с помощью дагерротипа получить документальное подтверждение существования Бога. Люблю Маркеса. В общем, так: ...немного сюра, нелепости, немного абсурда, иронии и эротики (в хорошем смысле). Насчет эротики: это была шутка. Насчет всего остального: вполне серьезно. И очень хотелось передать самое главное настроение. Главное, что Чегем - это ведь не совсем обыденная Реальность. Это вам не Волгоград и не Москва. Чтобы попасть туда нужно проехать семнадцать километров (после чегемских водопадов) по дороге, где с одной стороны на тебя сползают камни (иногда просто жуть), а с другой стороны - обрыв и быстрая горная река, и край обрыва - он тоже норовит съехать. Это вроде инициации: нужно пройти определенное испытание, оставив где-то там за водопадами вместе со страхами часть себя повседневного, свою каждодневную суету, проблемы и заботы. И получить право по-новому взглянуть на эту новую Чудесную Реальность. Кстати, в этом плане стоит упомянуть, как же мы добирались эти семнадцать километров. Как и в предыдущие поездки это было затемно, ближе к полуночи. Скорость - километров двадцать в час. Ползем. Музыка, чертыхания и нецензурные ругательства водителя (за рулем Маша) каждый раз, когда под колесами очередная яма - колдобина или каменюка. Фары выхватывают из темноты залитый лужами, словно политый из гигантской лейки, прихотливо засеянный разнокалиберными камнями участок дороги вверх по ущелью, чем-то напоминающий свежевспаханную грядку в ожидании скорых всходов - неприятностей за очередным крутым поворотом. Через несколько километров после водопадов нашу машину останавливают двое местных мужчин, предупреждая, что далее мы не сможем проехать через оползни. Большие камни на дороге, и лучше нам повернуть назад, переночевать где-то, а уж поутру, когда уберут завалы... Мы все же поехали. В самом опасном месте я вышел из машины. Было темно, прохладно и сыро. Зловещий туман поднимался снизу от реки, а в свете фар камни - призраки. Казалось, сам воздух был полон тайны. Эти запахи. Тайна была во всем. И сам Мир, скрытый под покрывалом темноты - он был уже другой. Замещение реальностей свершилось. Не помню, какая музыка в тот момент играла у нас в машине. Но это было так не обычно. И это было так Чудесно. Мы проехали. На парадром въезжали где-то около часу ночи. Надо сказать, что то было не единственное испытание Чегема (для меня-то уж точно).
На утро мы увидели Чегем, утопающий в цветах. Бесконечный пестрый ковер. Разноцветное море. Разве это не чудесно?





Объектив Kowa 55mm, пленка Ilford Delta 100 6x6, бумага Ilford Fine Art 29x29 см., хим. тонирование
Collapse )

Чегем. О несчастном Быке (а может быть, Корове).

В прошлой записи я уже писал об этом случае: как нашли мы  в глубоком каменистом овраге, где протекал  горный ручей, останки коровы (а может быть, быка), как была предпринята попытка поставить натюрморт в естественных условиях, и как была допущена мною ошибка в определении экспозиции. В итоге негатив слишком тонкий с провалами в тенях, явно не для печати на бумаге нормального контраста. И некоторое расстройство по поводу очередной творческой неудачи.  Но в  прошлые выходные я решил все-таки попытаться отпечатать. Сознавал, что придется прибегнуть к более контрастному и графичному стилю изображения. Так оно, собственно, и получилось. Печатал на французской мультиконтрастной бумаге Berger MG NB, на 4-й ступени, плюс послепечатные ухищрения с местным ослаблением и тонированием. Что-то получилось. Но определиться  сразу со своим отношением к полученному отпечатку я не мог.





Объектив Kowa 150мм, пленка Ilford FP4+, бумага Berger MG NB 30x30 см., тонирование тиомочевиной.

Поразмыслив, я пришел к следующим выводам. Во-первых, по поводу графичности: конечно, такой стиль допустим, и мне приходилось видеть такого направления работы. Другое дело, что я-то хотел получить несколько иное ( хотя чего конкретно, может и сам не знал).   Во-вторых, общее впечатление от работы: ну, несколько мрачновато (графичноcть как раз способствует). Нельзя сказать, что "чернуха", но где же позитив - скажет недовольный зритель... Было бы поменьше черных пятен на черепе, может быть... Для интереса я просмотрел снимки Павла Пугачева, который был там же и снимал на цифровой аппарат: да, черные пятна, особенно  на нижней челюсти. Да это черная тина от гниения! Я вспомнил, они были на черепе. Надо было бы его помыть что ли, зубы почистить, макияж, или как там говорят: майк ап, услуги визажиста. Нда, ничего этого не было сделано. Теперь-то, по прошествии времени все это понятно. А вот там о чем думал? Чем была голова занята? Машей, наверное?
Вот резкость тоже хотелось бы побольше. может быть бы мой штатив раздолбанный виноват, неустойчивость во время съемки (там было очень не удобно его пристраивать). А возможно, и объектив (есть на нем какая-то "смазка" на заднем блоке линз. Не знаю. Изображение на фотографии нельзя сказать, что не резкое, но "мягковатое".
Вообще, надо сказать, при съемке натюрморта, да  и любой съемке  первое впечатление  - оно, конечно очень важно и ценно, но  не всегда на пользу дела. Нельзя ему полностью отдаваться. Нужно и мозги включать (да и подсознание не помешает), анализировать, подвергать холодным рассчетам, сравнениям и аналогиям,  не упускать мелочи (разве могут быть мелочи в таком деле), найти баланс между чувствами и рассудком. Так вот в теории должно быть, на практике же случается разное. Ладно, я думаю нужно взглянуть на отпечаток с позиций: а что бы я хотел добавить в композицию? Одного Черепа, согласитесь, маловато для полноценного натюрморта -высказывания.
Первое, что напрашивается, это символ Времени. Может быть, старые часы карманные на цепочке. Правда, несколько избито. Песочные с лопаткой для подсыпания песка? Раковину морскую? Вот не знаю. Модель планера? Мне бы вообще-то хотелось бы с помощью иголок и пластилина прикрепить несколько Бабочек на плоскость камней. А что? Получился бы такой реквием или посмертная эпитафия . Кто знает, как эта корова (а может быть, бык) погибла. В этом месте обрыв метров десять, наверное. Просто навернулась, когда беспечно гуляла и жевала травку на верхнем лугу? Не знаю, можно ли быть таким неосторожным. А вдруг она специально? Ну, сознательно покончила с жизнью? Депрессия или меланхолия. Или кто-то ей помог спрыгнуть? Остается только гадать. Бодлер бы точно не  прошел мимо ее останков, не сочинив очередной шедевр.
Мне же остается поработать над этим черепом в своей лабратории, почистить и т.д. Додумать реквизит и надеяться на следующую  поездку. Да, в планах привезти опять этот Череп на то же место и снять вновь, еще раз.
Ниже во врезке несколько снимков, сделанных Павлом Пугачевым. Череп Коровы (а может быть, Быка), Я и фотоаппарат.
Collapse )



Жуки - Рыцари.

Задумался я как-то, вот у меня сейчас основная тема "Рыцарский Натюрморт". И почти во всех сюжетах присутствуют жуки.  Я их считаю рыцарями, они играют роль рыцарей. Они похожи: панцири, рога, грозный вид, бесстрашие и благородство, ненависть к врагу и презрение к боли (хотел бы я быть таким). Так почему бы мне не сделать этих Жуков еще более Рыцарями? Почему  не попытаться изготовить для них доспехи? Я загорелся. Конечно, Жуки отличаются от людей, и доспехи будут отличаться. Но они должны быть не просто бутафорией: обязательно из металла, с клепками, может быть, даже с гравировками, шлем отдельно и латы. Опыта у меня не было, но были определенные плюсы: во-первых, свободное время час-два на работе, рабочее место, инструменты, материалы. И главное - огромное желание. Дней десять ушло на первого Рыцаря. Не очень быстро. Зато некоторый опыт уже есть.  Это и приемы изготовления  и химической обработки металла, и отделки. Да пришлось  тратить деньги на инструменты (прецизионные мелкие и гравировальная машинка) и траты еще предстоят (в первую очередь осветительная лампа  с увеличительным стеклом), пришлось потрудиться - попотеть. Но первый блин, вроде бы и не комом. Хотя мне лично хочется большего  - настоящего ювелирного качества. С гравировкой пока не получилось. Художник Павел по моей просьбе нанес на мельхиоровый панцирь рисунок льва. Но с травлением проблема: мельхиор весьма не просто травить .Попробовали стандартный рецепт из инета (серная кислота с хромпиком) - что-то не пошло Потом знакомый ювелир посоветовал смесь концентрированных кислот. Я навел, но вовремя одумался - здоровье дороже. Ибо это адская смесь. Но латы с со львом не испорчены, найдем решение. А пока сделал с накладным крестом. Вообще, материал доспехов - посеребреная латунь. Серебряное покрытие подвергалось чернению. Клепки тоже посеребреные, но я их не чернил. Иногда по неопытности повреждал серебряное покрытие (очень уж оно тонкое на пластинках от электронных приборов). Проступала латунь. Ее тоже можно зачернить: химический процесс не сложный (я его освоил). Но вот восстановить серебряное покрытие - это я пока не стал затеваться. В общем-то не очень сложно электролитическим способом. Ну, оставил на будущее. Что еще? Ну, при отделке использовались части от всякого электронного хлама, коего у меня очень много. Потом, кое где я использовал пайку. Но чтобы паять более тонкие вещи нужна паяльная станция с воздушным паяльником. Это стоит денег, и отодвигается в плаанах на будущее. Применение разных клеев... Использовал, но результат не очень меня устраивает. Тут еще есть над чем поразмыслить и пространство для разных технологических экспериментов.
Ну а теперь то, ради чего все это - фотографии.





Поединок.
Объектив Symmar 150mm, диафрагма D32, бумага  Унибром 29х37см




Победитель Ворон.
Объектив Symmar 150mm, диафрагма D32, бумага  Унибром 29х37см.




Меч Короля.
Объектив Caltar 215mm, диафрагма D32, бумага  Унибром 29х37см.




Кубок Короля.
Объектив Caltar 215mm, диафрагма D32, бумага  Унибром 29х37см.
При съеике крупных планов технические проблемы тоже были. Очень уж сложно было уложиться в диафрагму D32 при формате негатива 4х5", а использовать 45 и выше я нехотел.
Долго крутил наводку, размышлял над зонами резкости - нерезкости. Спасибо синаровскому механизму наводки на резкость, а то вообще бы труба. Но результатом доволен. С выдержкой, вообще проблем не было. Примерно тоже, что и при съемки со средних (по моим меркам) дистанций. Такие вот дела.
А  на рабочем столе стоит уже наполовину готовый следующий Рыцарь.

Пара сюжетов моноклем с Острова.

В прошедшие зимние каникулы кроме раскрасок-натюрмортов отпечатал еще несколько фотографий с Острова. В ту поездку я брал с собой кроме широкоугольника и штатного объектива еще монокль 100мм на свою Kowa Six, но так ... чисто формально. Потому что планировал сосредоточиться на классическом ЧБ пейзаже в квадратном формате и нормально (жестко) рисующей оптике. Так собственно все и случилось. Моноклем снял всего несколько сюжетов. Тут еще надо сказать, что по моему убеждению нужно снимать или одно, или другое. Т.е. если монокль - то один монокль.  Совмещать - это не очень хорошо.  Монокль требует одного подхода, а классический пейзаж совсем другого. Правда, иногда сама погода делает за тебя выбор: когда есть прямой солнечный свет и контрасты. В этом случае или монокль, или вообще не снимать.  Но даже если монокль под рукой,  все равно нужна психологическая перестройка. Короче, отпечатал я пару фотографий, снятых моноклем.  Один сюжет - это дорога. Дорога, по которой мы ходили почитай каждый день. И хотя я и говорю всегда, что общеплановые сюжеты  - это не совсем для монокля, но эта фотография мне симпатична, может быть, просто как память. Ну и второй сюжет - портрет художника Павла Пугачева на пленэре. Павел сам из Волгограда, член нашей творческой команды. Кто рисовал, а кто снимал.  Этот портрет не постановочный, я снимал не особо задумываясь, тоже можно сказать, на память.




Дорога


Художник Павел Пугачев на пленэре

Как я провел новогодние каникулы.

Ну, что сказать? Одиннадцать дней - это не просто. ...Для меня.  Такой вынужденный отдых бывает и не в радость. Погода не очень. Пару раз пытались съездить за Волгу покататься на лыжах. Снегу маловато.  Старался занять себя фотографией. Вот моя так называемая "Рыцарская" серия натюрмортов - это то, к чему меня тянет сейчас.  Я думаю, почему? И ответ напрашивается сразу:  все опять же идет из детства. Все оттуда. Может быть, я чувствую себя обязанным сделать что-то для того мальчика, который остался в памяти.  Какой-то долг. Смешно сказать: перед самим собой. Трудно все это объяснить. Он любил играть и фантазировать. Так ведь, все дети такие. Если я скажу, что это самое счастливое время в жизни - так понятное дело.  Не мудрено, что ты в мыслях возвращаешься туда.  И то, что дорого тебе прямо или косвенно, но материализуется в процессе творчества. Все вроде бы и просто, и в то же время запутанно. Может быть, в этих "детских" натюрмортах я эгоистично пытаюсь удержаться за того ребенка, продолжать играть за него, сочинять новые истории, фантазировать своих героев. Как будто бы он жив (но он действительно жив), а Время не ощущается. Попытка вернуться в детство это как "Поиск утраченного Времени". Все это не ново. В конечном, счете все это игры со Временем. А кто выиграет, ясно заранее. ...Да, вот этот эгоизм,  можно сказать, эгоцентризм - он, наверное, тут главный. Может быть, слабость, нежелание взглянуть правде в глаза? Попытка доказать, что тот Ребенок был особенный. Но зачем вообще нужна правда? Миф, иллюзия - это все такое человеческое. Да и уникальность мира ребенка вовсе не требует доказательств.  Этот мир отображается в Игре.  Как сказал один античный философ: вечность - это ребенок, играющий в шашки.




Возможно, Рыцарь
Объектив Symmar 150mm, диафрагма D32, пленка Ilford Fp4+ 4x5", бумага Унибром 29х37 см., выборочное хим. тонирование в сепию и раскраска красками.

"Игровой" принцип построения натюрморта всегда просматривается в моих работах. Это уже вроде как на подсознательном уровне. Я начинаю компоновать очередной натюрморт, и какие предметы не участвуют в построении, какие артефакты не используются, антураж может меняться, цвета, ракурсы, масштабы и т.д. - но одно остается всегда неизменным. Это Игра.  И эти насекомые - они сами проникают на съемочную площадку.








За Короля Джеймса VI !



Хранители Тайны.



За Короля Чарльза II !


Последние три фотографии - я не стал писать технические подробности. Все они сняты объективом Caltar 215mm, диафрагма 32. Отпечатаны на Унибром, оттонированы и раскрашены как обычно. На фотографиях принты с гравюр старинные, куплены на инет-барахолке еще до падения рубля. И пушка - пушечка тоже стариная, бронзовая. Наверное, это была игрушка. Но вообще, ей можно и стрелять. Есть отверстия для запала. Солдатику-Рыцарю не менее пятидесяти лет. Сделан в Англии. Такая вот Игра.