Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Чегем. Часть вторая. "Греческая Трагедия." Маша.

Что-то я затянул  со второй частью. Хотя, может быть, это и правильно - Всему свое Время. Напомню:  в конце первой поездки в Чегем созрела у меня одна тема для проекта. "Горы, Девушка, Параплан." - Такое название. Созрела и захватила. Реализовать ее предполагалось в ходе второй чегемской экспедиции осенью. Творческие фантазии, какие-то сюжеты рождались в голове и не давали покоя. Вот только до конца-то я  тогда (в августе и начале сентября) не осознавал, что  снимать  мне хотелось не просто абстрактную (или, скажем символическую) девушку на фоне гор, пусть и управляющую парапланом в небе, а конкретно Машу. Не знаю, может, и понимал. Есть у меня привычка  при случае сказануть какое-нибудь "умное" изречение. "Нужно любить то, что снимаешь, или кого снимаешь." Но одно дело - просто сказать, совсем другое - применить это к себе. Вот где-то (не помню уж) я читал, что древние античные философы (может и не все, но часть) были настолько мудры, что никогда не следовали в своей жизни тем советам и учениям, которыми наставляли других. Не, ну конечно, не все. Да, был Сократ, который предпочел Смерть отказу от своих истин. Но, так ли уж это мудро? Вопрос. И уж точно ясно одно: я далеко (и очень - очень даже далеко) не настолько умен, как те античные мудрецы.  Вот еще в одной из последних серий "Игры Престолов" Тирион Ланистер (ставший в какой-то степени философом за пять сезонов) в разговоре "блеснул" красноречием: "Мы всегда влюбляемся не в тех женщин." Хотел бы я его спросить, если бы присутствовал при том разговоре, что он имеет ввиду? Но, исходя из того, что абсолютной истины не существует вовсе, можно смело утверждать, что какая-то (пусть малая)  ее доля в его словах несомненно присутствует. Истина должна меняться с настроением (это я сказал).
Но мы отвлеклись. К чему я это все говорю? Ах да, вот: приезжаешь второй раз в Чегем поработать над одной, казалось бы,  конкретной темой, снимаешь с десяток пленок, но тема вырисовыется несколько иная. Вместо "Горы, Девушка, Параплан" какая-то "Греческая Трагедия". Хотя, четно признаться,  имею очень слабое представление о греческой (имеется ввиду античной) греческой трагедии, но какая-то созвучность тут явно присутствует (какая наглость!).






Чегем. Между Небом и Землей.
Объектив Kowa 85 мм, пленка Ilford Delta-100 6x6, бумага Berger Prestige NB 29,5x29,5 см., выборочное хим. тонирование в сепию.

Collapse )

















Чегем. Часть первая. Город Мертвых. L'enfant terrible.

В эту вторую поездку мы повезли  назад в Чегем Черепа, добытые в ходе первой экспедиции. Не для того, чтобы вернуть их на места успокоения, а чтобы переснять сюжеты, не получившиеся по тем или иным причинам в наше первое посещение. В августе и начале сентября мы с Павлом Пугачевым обсуждали результаты первого Чегема, жалели об упущеннных возможностях, кусали локти, обдумывали новые сюжеты, антураж, артефакты. Я купил в Британии крылья какой-то водоплавающей птицы, по-моему, лысухи. На фотографии продавца они были в высоту сантиметров сорок, но по прибытии оказались меньше - всего 33 см. Жаль.  Британец заплатил 30% неустойку за несоответствие товара и моральный ущерб. Но все таки хотелось бы крылья как можно больше. Увы, ничего подходящего на бескрайних просторах Ebay не было.  Поэтому кроме черепов с нами в Чегем поехали только укороченные крылья несчастной лысухи, перья орла, найденные летом за Волгой, засушенные бабочки, деревянная фигурка лощадки ручной работы неизвестного мастера  и еще три пары очков, похожих на летческие. Не густо. Еще какие-то наметки и конкретные планы в голове. Но что стоят наши планы, перед своеволием Реальности.
Сам Чегем - он, конечно, не мог не внести  коррективы. Ручей, на котором мы в первую поездку снимали череп быка (напомню, не совсем удачно), пересох и ушел куда-то в землю. Иногда он появлялся в виде маленькой струйки и лужиц. Но разве такой ручей нам был нужен? В общем, то, что не снял сразу (ну, или не получилось) потом уже не снимешь. Закон. Реальность над тобой посмеется. Нет, есть, конечно, где-то в штатах такие points: заплатил деньги, пришел поставил треногу и в строго назначенное время снял то, за что заплачено. В Чегеме не так.
В ходе этой второй экспедиции мы совершили только одну вылазку в Город Мертвых - древние могильники на окраине Эль Тюбю. Один запланированный натюрморт получился таки.



Чегем.
Объектив Kowa 85mm, Диафрагма Д11, пленка Ilford FP 4+, бумага Berger MG NB 29,5x29,5 см.


В этом натюрморте все было продумано заранее. Я уже снимал похожий сюжет именно в этом разрушенном склепе  пару месяцев назад, с этим черепом лощади. Остался не доволен: чувствовалось, чего-то не хватает. Не было фигурки лошадки. И вот теперь все встало по своим местам. Всего-то навсего нужно было только доставить артефакты за восемьсот километров от дома. Ну и чтобы погода. А погода тоже стремительно менялась: надвигался грозовой фронт. Первые капли упали с неба, когда я нажимал на спуск.
Collapse )

Раскраски тринадцать лет спустя.

Надо сказать, что одно из моих правил в фотографии - работать проектами. Одна фотография, как бы она не была хороша, - это мало для художественного высказывания. Можно сказать, что одна фотография всего лишь слово, одно,  хоть порою в ней и заключена целая история. Другое дело - ряд фотографий. Это уже слова, складывающиеся в предложения и фразы, и (если очень повезет) цельные законченные повествования. Конечно, тут есть риск скатиться к литературе, которую некоторые ценители "чистой" фотографии презирают, считая, что фотография выше, что фотография говорит о том, что нельзя высказать словами. Фотографию нельзя пересказывать словами. И даже дурной тон пытаться это делать. В крайнем случае это удел кураторов и людей, пишущих о фотографии. Автор выше, никому ничем не обязан, тем более рассказывать о своих фотографиях. И в ответ на вопрос, а что вы хотели сказать в этой своей работе,  вопрошающий скорее всего услышит: "а вы видели, как течет река?"  (привет А. Моруа)
Мне же нравится литература в фотографии. Я уже писал об этом и раньше. Возможно, это моя ограниченность, недоработка, так сказать, и тормоз роста творческой свободы. И никогда  мне не подняться до уровня "Метафизической Фотографии". Пускай!  Идея, образ - они должны быть в каждом снимке. И ты должен пытаться сформулировать их обычными человеческими словами (хотя бы лично для себя).
Фотографий у меня много. Но законченных проектов мало. Вот на днях пересматривал альбомы и папки и в т.ч. и этот отпечаток


Объектив Pentax 75mm, пленка Ilford FP4+ 6x4,5 , бумага Agfa MCC 112 29х38 см., выборочное хим.тонирование и раскраска красками.

Этой фотографии уже тринадцать лет. Тринадцать лет назад я сфотографировал эту девчонку. Это были первые мои шаги в техники раскраски. И это первый снимок с ней. Потом были и другие.  Планировал даже сделать отдельную экспозицию только о ней.  Но жизнь всегда вносит свои корректировки в наши планы. И не спрашивая о наших желаниях. В общем, этот проект остался незавершенным.
Хорошо или плохо, когда что-то незавершено. Не знаю. С одной стороны плохо. Нельзя разбрасываться своим временем и тратить силы на то, что так и останется "нерожденным". Да, проект, который только в планах и не до конца, - он сродни не рожденному дитя (так, наверное, сказал бы Бодлер). С другой стороны, незавершенность - эта одна и характерных сторон нашей жизни (сама жизнь отчасти сродни вечному квартирному ремонту, нет - она и есть незавершенный проект, пока ты жив). А когда все уже и до конца - это какая-то "маленькая" смерть. А может, и большая.
Просматривая свои старые (точнее их можно назвать винтажными) фотографии того времени (а их не так уж и мало), я задумался: ну, вот пускай в них не было тогда какой-то особенной оригинальной идеи. Можно сказать, была оригинальная техника. Но она уже не актуальна, хоть я и остаюсь ей верен. И я был, наверное, другой (хотя таким же и остался, не считая коленей). А не попытаться ли переосмыслить по-новому этот прошлый опыт? Может быть, взять и закончить этот незавершенный проект (но, конечно,  так , чтобы ни "малая", ни "большая" смерть не случились).  Полез в соц. сети, поискал, нашел эту девочку. Ну,  теперь уже не девочку, а девушку, молодую женщину.   Да, тринадцать лет прошло. И вот появилась идея (пусть опять  и не особо оригинальная) сделать экспозицию из снимков тех и тринадцать лет спустя. Хотя в литературе уже есть опыты такого "возвращения" и назвать их удачными можно далеко не всегда. Мушкетеры 15-20 лет спустя - они не такие "увлекательные, привлекательные и мушкетерные", как первые. Кто знает. Жизнь  есть череда потерь, многое теряется безвозвратно. Не знаю даже, выражение глаз, например.  Но что-то и приобретается. К примеру, Опыт (привет Мураками). Правда груз этого опыта порою бывает не так уж и легок и не столь приятен. Да, технику-то раскраски я не растерял (кому она нужна - другой вопрос), желание творить, возможно, только возрастает. Да, есть проблемы со студией. Я  только на половину закупил свет и оборудование прошлой осенью.  Потом же это наше противостояние санкциям и то, что экономика устояла (мы, правда, стали беднее в два раза).  Несмотря на наличие помещения студии еще нет.  Все это, конечно, мелочи. Главное - вот эта девочка? Нужно ли ей завершение незавершенного проекта? Зачем? У нее своя жизнь. А та жизнь, которая на фотографиях, - она выдуманная. Как у моего любимого М. Горького,: а был ли мальчик? Применительного к данному случаю девочка.
В общем, вопросы.  О чем можно сказать тринадцать лет спустя, чтобы было интересно? Только не констатация потерь и приобретений. Спасет ли фантазия от тривиальности, и победит ли выдумка в споре с обыденностью.  Да. выдумка... Выдумать можно что угодно. Выдумываешь девочку, выдумываешь женщину, выдумаешь фотографию, выдумаешь жизнь и живешь ее (пока Тот, кто сверху не скажет,: ну, хватит, надоели твои выдумки, конец). Наверное, тут нужен некий тонкий баланс между жизнью и выдумкой  (хотя в творчестве эта грань бывает довольно размытой). Не знаю. "А была ли Девочка?" ... " А Вы видели, как течет река?"
Во врезке еще пара фотографий тринадцатилетней давности.
Collapse )






Полосочки



Некоторые говорят, что вся Жизнь в полоску. А я скажу более – и Смерть в полоску. Вот снял и напечатал в прошлые выходные такую фотографию. Она и называется “Полосочки”. Они все там уже умерли, а полосочки то остались. Конечно, давно и каждому известно: детали – это самое главное. И в Жизни, и в Смерти. А если детали отбросить, то формула получается универсальная:  Жизнь-Смерть. Но скучная. Вся соль в деталях, и смысл, и красота.  Полосочки их объединили в пространстве натюрморта. Или я объединил посредством этого внешнего признака? Глупо?  Даже не знаю. Это как взглянуть.  Внешний формальный признак, ну никак не сблизивший их в прошлой реальной жизни (смею так предположить), позволил уже после смерти совместить их в едином пространстве фотонатюрморта,  в какой-то условной выдуманной жизни. Игра? Интересно, а если уже после меня кто-то возьмет  эту мою работу и включит ее в новое пространство, добавив что-то свое, объединив по своему признаку, игра продолжится? Или вот эти признаки? … они же уже есть в реальной жизни (чтобы потом по ним ...)?  Например, у меня какие?  Маразм.



Полосочки
Объектив Sironar 240mm, Диафрагма D32, пленка Ilford Fp4+ 4x5", бумага Adox Nuance 30x38 см., легкое тонирование тиомочевиной.

Collapse )

Бермуда, Виргинские и Острова Кука.

Продолжаю эксперимент по использованию почтовых марок в фото натюрморте. Эти старые, времен Второй Мировой, миниатюры - внешне, они, конечно,  скромные, не броские, не яркие, довольно маленькие (тогда больших не было). Но что-то в них есть притягивающее. Что конкретно? Трудно сказать. Наверное,  главное - следы Времени.  Мне нравится рассматривать эти кусочки бумаги  и комбинировать  на предметном столе с другими персонажами. А в выставочных отпечатках они становятся уже большими. Это новое воплощение, новая ... жизнь - не жизнь ... Даже не знаю, как правильно сформулировать.   Я вот думаю, натюрморт  - это такой уникальный жанр - способ инкарнации, перевоплощения, дарующий новую "жизнь" мертвым. Потому в нем так хорошо уживаются вместе и старые фотографии, и открытки, и книги, и марки и мертвые Рыбы,  Жуки, Бабочки. И оживает не живое. Вещи, пережившие своих создателей и владельцев, утерявшие  утилитрано-прикладное назначение (ну зачем они в наш век технического прогресса), не нужные( ах как это жестоко быть никому не нужным)  играют свою новую роль. Выдуманные истории. Театр. А Ты в роли Творца. Надо признаться, это захватывает.  Впрочем, наверное, на любителя. Кому-то покажется глупым, надуманным, искусственным... и не жизненным. Жизнь - Не Жизнь - все зависит только от нашего взгляда. 



Бермуда.
Объектив Sironar 240mm, диафрагма D22, пленка Ilford FP4+ 4x5", бумага Rollei Vintage 131 29x36,5 см.


Collapse )

Укротительница Стрекоз. Некоторые соображения.

Кроме почтовых марок меня очень привлекают старые фотографии. Привлекают давно.  Лет десять назад поставил я первые натюрморты с фотографией Мамы (почти сразу после ее смерти).  Затем последовали композиции с другими родственниками (точнее фотографиями).  И время от времени я возвращаюсь к этой теме.  Но то близкие мне люди, мое сугубо личное, память. А вот последнее время  я понял, что очень интересны мне фотографии и абсолютно незнакомых людей: детей, взрослых. Почему? Задумался. Мне кажется, главное, когда я смотрю на них  - это бьющая в сознании мысль, что все эти люди - взрослые и дети, какими бы фотогеничными, улыбающимися и серьезными они не получались на фото - все они уже умерли. В каждой фотографии - Смерть. Торжество Смерти.  И я ловлю себя на мысли, что именно Смерть, завороженность Смертью и придает необыкновенную красоту этим старым фотографиям.
Какой материал для натюрмортов! Мне очень хочется, я чувствую, что могу  - придумать историю для каждого персонажа.  И поставить сцену. Главное, чтобы фотография - старая фотография - меня затронула. А истории - ну, они как-то сами собой появляются.
Использование старых фотографий для новых работ - идея, много раз уже опробованная. Ничего нового тут нет.  Но есть некоторые детали. Во-первых, использование фотографии для натюрморта. И не просто как предмет интерьера, как предмет не живой - а как играющий роль живого. Опять Игра. Да.
И во-вторых, инструмент исполнения: на фотографии реальность, абсолютно реальные предметы - не компьютерный коллаж. Мне кажется , что в данном случае важен не только результат, но и путь, которым ты к нему идешь. 
Есть еще вопрос этичности использования изображения другого человека. Не знаю.Думаю, ничего дурного в моих натюрмортах нет. Возможно, со временем сделаю отдельную экспозицию натюрмортов - историй со старыми фотографиями.


Укротительница Стрекоз.
Объектив Sironar 240мм., диафрагма D22, пленка Ilford FP 4+ 4x5", бумага Бромпортрет 29x37см., тонирование тиомочевиной.
Сделал также раскраску.

Collapse )

Домашняя Консервация Памяти.



После смерти Мамы я и занялся консервацией Памяти. Как-то так жизнь разделилась на два этапа: до ее смерти и после. И в творчестве появилось новое направление. Не совсем осознанно, внутренняя потребность высказаться ... в, наверное, немного странных карточках. Тема до конца не раскрыта, как я уже писал. И наверняка буду обращаться к ней еще и еще. Интересно, что после смерти людей зачастую остаются только фотографии. Личных вещей почти нет. Есть карточки в альбоме. А многих персонажей я и не знаю. После меня много фотографий останется. И на них будут фотографии моих близких, заново переснятые и раскрашенные. Можно сказать я продлеваю их "жизнь".  Жизнь в кавычках, конечно.  Вот такая Домашняя Консервация Памяти.




Домашняя Консервация Памяти

 
Collapse )